борода бэйтс

РАСТИТЕЛЬНОСТЬ И ЖИВОТНЫЙ МИР

 Растительность Приполярного Урала богата и разнооб-

разна. В горах на небольшом расстоянии можно встре-

тить глухую хвойную тайгу, смешанные леса, пышные

субальпийские и альпийские луга с травами и цветами в

рост человека, суровую высокогорную и арктическую

тундру.

Смена растительных поясов хорошо прослеживается

как на западном, так и на восточном склонах Приполяр-

ного Урала. Лес поднимается в горы в среднем до высо-

ты 450—650 м над уровнем моря, а по долинам рек еще

выше (до 750 м). На европейском склоне граница леса

на 100—150 м, а местами и до 250 м ниже, чем на азиат-

ском, что объясняется более холодным и сырым летом к

западу от главного водораздельного хребта, чем к восто-

ку от него.

Тайга европейского склона сырая, сильно заболочена,

состоит в основном из ели с примесью березы и пихты;

в юго-западной части, в бассейне Щугора, встречается

кедр, на северо-западе, в бассейне Кожима и Косью и

вдоль берегов Печоры, — сосна. Среди елово-пихтовых

лесов обильны моховые и осоково-моховые болота, зарос-

шие сфагнумом, пушицей, багульником, полярной берез-

кой, голубикой, морошкой и клюквой. В августе в тайге

нередко можно встретить болото, кочки которого сплошь

покрыты спелой янтарной морошкой. Наиболее обшир-

ные заболоченные пространства встречаются к востоку

от Печоры перед впадением в нее Усы, между Печорой

и Саблинским хребтом, в низовьях Косью, Большой Сы-

ни и в продольных долинах рек Дурная, Лимбекою и др.

Тяжело идти по сырой елово-пихтовой тайге летом:

всюду бурелом, путь постоянно преграждают огромные,

вывороченные ветром ели и пихты, ноги вязнут во влаж-

ном мху, нередко под ногами чавкает трясина, многие

деревья засохли на корню. В тайге сумрачно, душно,

пахнет гнилью и сыростью, всюду мох — на земле, на

валежнике, на стволах и ветвях деревьев. Ветви и сви-

сающие с них клочья серо-зеленого мха-цепляются за

одежду, царапают, хлещут лицо и руки.

В июне, после того как установится теплая погода, в

тайге появляются комары (которые держатся до первых

ночных августовских заморозков), а в конце июня—

начале июля—оводы, слепни, мошка и самый мелкий

вид кровососущих — мокрец. Последний меньше булавоч-

ной головки, но укус его вызывает особенно сильный

зуд. Мокрец заползает не только под платье, но даже в

сапоги. Хорошее средство от комаров и мошки—частый

волосяной накомарник и сетка Павловского, пропитан-

ная перед походом специальным составом, основу кото-

рого составляет диметилфталат. Спать лучше всего под

марлевыми пологами с тентом из тонкого брезента или

в палатке с входом, закрытым марлей. Имеющиеся в

продаже средства против комаров и мошки («Тайга»,

«Ангара», диметилфталат, репудин и др.) малоэффек-

тивны, так как смываются с лица потом и попадают в

глаза, вызывая сильное раздражение слизистой оболочки.

С повышением местности количество кровососущих

уменьшается, исчезают болота и топи, реже встречают-

ся лесные завалы; вместо темных развесистых елей и

пихт все чаще появляются стройные березы и пушистые

лиственницы; разреженней и ниже становится лес, но

гуще и выше травы. Верхнюю границу леса на европей-

ском склоне, наряду с чисто лиственничными насажде-

ниями, образуют парковые рощицы из ели, березы и

лиственницы, чередующиеся с субальпийскими лужай-

ками на влажных горнолуговых почвах.

Густой ковер цветистого субальпийского разнотравья

из высоких аконитов и зонтичных, сочных злаков (ду-

шистый колосок, щучка, лисохвост) и папоротников,

розовых колосьев горлеца, красных головок кровохлебки,

желтых кистей золотой розги, белых цветов ветреницы и

масса других луговых, лесных и арктическо-альпийских

цветов и трав придают Приполярному Уралу неповтори-

мую прелесть. Особенно хороши такие субальпийские

луга по долинам верховий Торговой, Большого и Малого

Патока, Вангыра, Манараги, где выпадает много зим-

них и летних осадков (до 1500 мм).



Фото стр.43





Субальпийское высокотравье
 Выше лесной растительности начинаются кустарни-

ковые заросли полярной березки, багульника, голубики,

а также сочные альпийские луга с низкой, но очень

питательной травой, пестрящей яркими цветами. Выше

кустарниковых зарослей и альпийских лугов (более

1000—1200 м) климат становится суровым, и вследствие

интенсивного морозного выветривания, низких темпера-

тур, сильных ветров склоны хребтов почти лишены

растительности, покрыты каменными россыпями — куру-

мами, среди которых кое-где растут лишь невысокие

кустарнички, травы, мхи и лишайники.

На азиатском склоне заболоченные леса из ели, кед

ра, лиственницы и березы растут в основном в пределах

Ляпинской депрессии, представляющей собой заболочен-

ную равнину, над которой изредка поднимаются группы

невысоких холмов и гряд. Особенно много болот в лево-

бережной верхней части бассейна Ляпина, в низовьях

Народы и Маньи. Для Ляпинской депрессии характерно

галерейное расположение лесов вдоль берегов рек. На

водоразделах располагаются обширные бугристые и

грядово-бугристые вечно-мерзлые торфяные болота. Они

здесь различны: одни поросли высокоствольным хвойным

лесом, другие «хворым» мелколесьем, третьи сплошь за-

тянуты сочным моховым ковром с пестреющими озер-

ками.

Наиболее характерны для здешней тайги торфяные

болота, покрытые толстым слоем сфагнового мха. Пух-

лые подушки его оплетены тонкими, крепкими стеб-

лями — нитями клюквы. На них сидят редкие желтые

листочки и ярко-красные ягоды, словно рассыпанные по

светлому белесому мху. Часто тут же растут осока и

пушица. Среди болот до высоты 5—8 м поднимаются

многочисленные бугры и гряды, покрытые кедровыми,

кедрово-еловыми и сосновыми лесами с багульником, по-

лярной березкой, брусникой, голубикой и подушками

зеленых мхов. Богатые ягодниками гряды и окраины

моховых болот привлекают глухарей, тетеревов, рябчи-

ков и белых куропаток. С повышением местности болота

исчезают.

Территория увалистой полосы восточного склона

(150—350 м) покрыта густыми хвойными лесами, состоя-

щими в основном из лиственницы, кедра и сосны. В

лесах всюду хорошо развит моховой покров с преобла-

данием гипновых мхов, в травянисто-кустарниковом яру-

се господствуют церника, голубика, водяника и осока.

Местами встречаются береза, пихта, чистые кедровники

и сосновые боры; В последних мало травы: почву устила-

ет густой ковер из мха, кустиков черники, голубики и

багульника.

Как океан, шумят вверху раскачиваемые ветром

кроны лесных великанов, а у поверхности земли всегда

тихо: в жаркие дни воздух неподвижен и сух, пахнет

смолой, сухой хвоей и багульником. Идти пешком и на

лыжах по сосновому лесу значительно легче, чем по

елово-пихтовой тайге; путь здесь редко преграждает ва-

лежник, колючие ветви не цепляются за одежду и не

хлещут по лицу, ноги не вязнут в трясине. Сосновые бо-

ры светлее, в них больше ягод.

Чем выше поднимаешься по восточному склону в

горы, тем больше в тайге лиственницы. В верхней части

горнотаежного пояса лиственница преобладает над

всеми другими породами; верхнюю границу леса состав-

ляют почти исключительно лиственничники с можже-

вельником и полярной березкой в кустарниковом ярусе.

На азиатском склоне в субальпийском поясе развиты

более сухолюбивые растительные группировки, чем на

европейском, и высокотравные лужайки встречаются

как исключение там, где заслеживаются навеянные

снежники. С увеличением высоты альпийские луга и

кустарниковые заросли из полярной березки, багульни-

ка и голубики уступают место более сухим, чем на за-

падном склоне,—лишайниково-моховым тундрам и ка-

менным россыпям.

Туристы-водники в тайге Приполярного Урала вез-

де найдут сухостой для плота. На реках восточного

склона лучшим строительным материалом будет сухая

сосна и кедр, а на реках западного склона — ель.

Летом, путешествуя по тайге, необходимо помнить

о возможности возникновения пожара в лесу, о его

страшных последствиях и поэтому всегда быть осто-

рожным с огнем. Лесной пожар могут вызвать случайно



Фото стр.43



Лиственница у верхней границы леса
 брошенная горящая спичка, незатушенный костер, оку-

рок или, наконец, просто бумажный пыж из выстрелен-

ного патрона (пыжи должны быть войлочными); зна-

чительно реже лесные пожары возникают от удара

молнии.

Осенью в тайге поспевает масса ягод—черника, го-

лубика, морошка, брусника, клюква, смородина; при

теплом дождливом лете леса изобилуют грибами. В это

время тайга оживает. Глухари и тетерева, закончив

линьку, покидают глухие болотистые места и чащи, они

появляются на ягодниках, на сухих светлых склонах

увалов, на песчаных и галечниковых берегах рек. Роясь

в песке и гальке, они заглатывают мелкие камешки,

помогающие переваривать грубую зимнюю пищу —

сосновую хвою и березовые сережки. В августе линяют

зайцы. По вечерам они выходят на берега рек, привле-

ченные обилием кормов. Издалека доносится трубный

рев сохатых: у животных начинается гон (брачный пе-

риод). Звери и птицы усиленно готовятся к зиме: еж и

барсук еще с лета накапливают жир и роют норы; мед-

ведь начинает жиреть, когда поспевает ягода, но бер-

логу для зимнего сна подыскивают лишь поздней осенью —

перед снегопадом. Медведи на Приполярном Урале

встречаются повсеместно, однако увидеть их удается

редко: зверь, почуяв запах человека, уступает дорогу.

Белка, летяга и бурундук собирают на зиму кедровые

орехи, грибы. Иногда тишину тайги нарушает резкий

крик кедровки. Эта птица — лучший распространитель

семян кедра. Всю осень кедровка запасает кедровые

орешки, прячет их в мох и под сухие листья. Иногда

кедровые всходы появляются на гарях в 7—8 км от

ближайших плодоносящих кедров.

При богатом урожае шишек в лесу с осени появ-

ляется множество характерных птиц тайги—клестов.

Их прилет извещает охотников о скором приходе

белки.

На Приполярном Урале можно встретить типичных

представителей фауны тайги и тундры, Азии и Европы.

На зиму, спасаясь от снежных буранов, стужи и голода,

в леса Приполярного Урала откочевывают многие оби-

татели тундры — песцы, северные олени, волки, тунд-

ровые куропатки, белые совы, пуночки.

Зимой тайга безмолвна. Медведь, барсук, бурундук

спят глубоким сном. В самые трескучие морозы даже

белка не выходит из своего гнезда (гайна). Лишь пти-

цы иногда оживляют погруженную в мертвый сон

тайгу.

Часто можно видеть, как тонкая цепочка следов

горностая ведет к старому полуистлевшему стволу де-

рева, под которым нетрудно найти норку полевки. Пет-

ляющий след зайца пересекает четкий след лисицы:

хитрый зверь хорошо разбирается в заячьих петлях и

часто ловит зайца во время сна на лежке. Необычные

следы круглых, с чайное блюдце, лап принадлежат

рыси. Днем и ночью охотится опасный зверь на глуха-

рей, тетеревов, куропаток, зайца, оленя, даже лося.

Бывают случаи, когда рысь нападает на человека. Ха-

рактерный ковыляющий след на 'снегу оставляет росо-

маха. Всю зиму рыщет она по снегу, покрывая огром-

ные пространства в поисках падали и добычи, попав-

шейся в ловушки охотников, за что прозвана гиеной

севера. Иногда росомаха нападает на оленей, молодых

лосей; человека избегает, но, раненая, может бросить-

ся и на охотника.

Много в тайге лосей. Зимой их излюбленные ме-

ста — заросшие лиственным лесом заболоченные доли-

ны рек: ведь кора молодой осины для них лучший зим-

ний корм. Летом лосей много также на высокогорных

субальпийских лугах. Северных оленей на Приполярном

Урале стало мало, но все же еще и теперь стада их (до

30 голов) приходилось наблюдать зимой в высокогор-

ной зоне Исследовательского хребта.

Добычливая охота во время лыжных походов по

Приполярному Уралу маловероятна, поэтому ружья мы

рекомендуем брать только осенью во время водных и

пеших походов.

Реки Приполярного Урала изобилуют рыбой. Основ-

ная рыба во всех горных реках — хариус, который

встречается здесь двух видов: обыкновенный — в ре-

ках Печорского бассейна и сибирский (азиатский) —

в реках бассейна Ляпина. Особенно много хариуса в

верховьях притоков Щугора, Косью и Большой Сыни,

куда он поднимается в июле—начале августа, когда

вода в низовьях сильно прогревается. В более холодных

верховьях рек хариус крупней (до 1,5—2 кг), прекрасно

ловится на порогах и быстрых перекатах на искусст-

венную «мушку» (тройной крючок, обмотанный красной

или оранжевой ниткой мулине и конским волосом) вна-

хлыст. В сентябре хариус покидает быстрины и уходит

в ямы и заводи. Следует отметить, что обыкновенный

хариус на реках бассейна Печоры хорошо ловится на

блесну (типа «Байкал»), тогда как азиатский на блесну

не берет.

На Ляпине (Хулге), Северной Сосьве и некоторых

других реках бассейна Оби водятся сырок, муксун, нель-

ма, пыжьян, сосьвинская селедка, щука, окунь и тай-

мень (вес последнего достигает 60 кг). Особенно много

тайменя в Ляпине и его правых горных притоках. Тай-

мень — хищная рыба, хорошо берет на .спиннинг и «до-

рожку». Неплохо клюет на блесну выше порогов и в

местах впадения притоков. Днем держится на дне тем-

ных глубоких ям у самого берега, прячась под зато-

нувшими деревьями и только изредка появляясь у по-

верхности воды, чтобы полакомиться падающей в нее

мошкарой. В таких ямах иногда находится до 20 рыб

одинакового размера. Рано утр:ом и перед заходом

солнца таймень любит играть на перекатах, где хва-

тает мелких рыбешек.

В реках бассейна Печоры ловятся также сиг, кумжа,

щука, окунь и др. Весной, летом и осенью из Баренцева

моря к истокам многих притоков Печоры устремляется

на нерест семга, лов которой повсюду запрещен.
 ---------------------------------------------------------------

Оригинал данной книги лежит на http://seismic.geol.msu.ru/travels/a/map/kemmerih/kemmerih.html, здесь же очищенная от некоторых ошибок оцифровки версия.


Вернуться: А.О.Кеммерих. Приполярный Урал

Будь на связи

Facebook Delicious StumbleUpon Twitter LinkedIn Reddit
nomad@gmail.ru
Skype:
nomadskype

О сайте

Тексты книг о технике туризма, походах, снаряжении, маршрутах, водных путях, горах и пр. Путеводители, карты, туристические справочники и т.д. Активный отдых и туризм за городом и в горах. Cтатьи про снаряжение, путешествия, маршруты.